Previous Entry Share Next Entry
Лунная пастораль (Шесть дней на Луне-1)
tovarishch
luceen

Новостные агентства сегодня сообщили о работах, которые Роскосмос хочет провести для подготовки полёта на Луну и организации базы на ней. Не так давно были новости об ионных двигателях. Всё это вызвало воспоминания об одной прочитанной в детстве книге.

Ранее я уже упоминал о ней мельком. Теперь хочу рассказать поподробнее.

Но сначала о наших нынешних реалиях и фантазиях проектах. Речь идёт о документе на сайте госзакупок, где предполагается выполнить работу в рамках НИР "Пастораль" за 478 млн рублей. Формулируется задача так: "Исследования проблемных вопросов реализации пилотируемых полетов на Луну, создания ключевых элементов и технологий, в том числе медико-биологического направления, обеспечивающих безопасное пребывание и работу космонавтов на окололунной орбите и на поверхности Луны." РИА Новости пишет, что базу планируется построить к 2035 году. ТАСС, что для полётов на Луну будет использоваться разрабатываемый корабль "Федерация".

Лунная база, космические корабли, в том числе с ионными двигателями, и т.д. присутствуют в детской книжке 1963 года "Шесть дней на Луне-1" (по ссылке она целиком с картинками), которую написали чешские авторы Иво Штука и Теодор Ротрекл. Я её нашёл ребёнком в районе 1990 года после переезда на другую квартиру. Взрослые ушли на поздний сеанс чуть ли не "Ночного портье", а я пошёл в другую сторону. Книга захватила так, что вернувшиеся ночью взрослые застали меня не спящим, как ожидали.

Впечатление произвело и содержание и оформление. Начну с последнего. Книга большая, практически формата A4. По тем временам (рубеж 80-90-х) иллюстрации для меня были просто неслыханными. Красочные, большие (иногда на весь разворот). Вот некоторые (по клику - большие):






Понимаю, что сейчас Photoshop творит чудеса, и читатель избалован графикой, по сравнению с которой эти картинки - школьный уровень. Но в то время компьютерная графика выглядела примерно так:


И поэтому на школьника же картинки из книги производили серьёзнейшее впечатление. При том, что издана она была в 1965 году.

Но если бы были только картинки, не врезалась бы она в память. Содержание было лучше всех картинок. Сюжет книги состоит в том, что в недалёком будущем (от времени авторов, середины 60-х) группа школьников с Земли прилетает на несколько дней на экскурсию на лунную базу. Собственно, проводит шесть дней на Луне-1. Повествование ведётся от лица сотрудника базы, который объясняет мальчишкам особенности жизни и работы в космосе, на Луне. Какими условиями они вызваны. Как эти условия формируются законами физики и устройством вселенной. Какие принципы используются в технике, чтобы преодолеть и оседлать эти законы.




Всё по рецептам лучших популяризаторов науки ещё со времён Жюля Верна.

Есть в книжке и другая составляющая. Кто-то может сказать, что их две, но для меня они сливаются в одну. В книге, разумеется, продвигаются коммунистические идеи и атрибуты (например, в виде названия орбитальной станции "Ленин"):


Это сейчас некоторые ушибленные граждане могут рассмотреть в этом "тоталитарную советскую пропаганду" © А тогда было естественно для советских школьников, т.к. просто продолжало в будущее их текущий образ жизни и устройство общества. И столь же естественной была и другая линия. Коллективизм, помощь товарищу, героизм. Эта линия реализована в книге в виде вечерних рассказов, когда бывалый сотрудник станции рассказывает ребятам случаи, в которых герои проявляют лучшие свои качества. В одном из них ракета при прилунении потерпела катастрофу и один из членов экипажа нёс другого на себе.

"Иоргенсен остановился, бережно спустил с плеч тело друга. Сел. Рация и фонарь выключены. Надо беречь питание. Теперь его никто не может услышать, и он сам никого не слышит. Куда ни достает глаз, всюду камень, грязно-бурый, серый, пепельно-серый, отдающий синевой камень. И черный небосвод. И зловещая тишь.
Иорге продолжал сидеть, хмуро глядя перед собой. Трещина под Кривым пиком и обломки ракеты остались далеко позади. В этом месте долина уже расширялась и разветвлялась. Скалы были ниже, звезд над ними прибавилось. Меж скал бросал свет легший плашмя тяжелый серп Земли. В этом пустом мертвом краю сидел человек, второй лежал у его ног. Земля была близко — только протянуть руку, от ее серпа струилось мягкое прозрачное свечение. Картина была какой-то невсамделишной, фантастической, как в детстве, когда им показывали такое в кино.
Иоргенсен перевернул Вацлава лицом к небу, над его закрытыми глазами голубым заревом сияла Земля. Очнись, открой глаза, посмотри туда, там наш дом, надо спешить. Добраться к своим. Кислорода я захватил достаточно, фонари погасил, нам светит Земля. Рации выключил, тишина. Ты же все равно молчишь. Пройти еще сто километров, а там уже наши передатчики смогут связаться с ближайшей ретрансляционной станцией, и тогда нам придут на выручку. Для этого понадобятся все источники питания, поэтому я выключил рацию.
Но кругом тишина. Чтоб ее... Хоть бы задул ветерок, дождь пошел, что ли... представляешь, отбросить шлем, лечь на землю и напиться из лужи, по которой еще барабанят капельки дождя...
[...]
Иорге поднялся. Снова заявило о себе сломанное ребро. Взвалил на спину тело друга, со свистом — как бегун перед стартом — втянул между зубов воздух, по звездам и неподвижной Земле определил направление и двинулся дальше.
Шаг за шагом, шаг за шагом. По камням. В тишине. В прозрачном свете, отдающем синевой. Тишина. Шаг и боль, боль и шаг, шаг и шаг...
[...]
У Иоргенсена все плясало перед глазами. Серые и синие круги. Он еле шел, низко пригнувшись к земле. За спиной, на баллонах кислородного аппарата покачивалась неестественная остекленная кукла, размахивавшая руками и ногами в такт шагов Иорге.


Земля — по левую руку. Порядок. Земля — большая, висит совсем низко над острозубыми скалами, смотри не оборвись, не упади, а то ведь тут пусто. Только серый и грязный камень. И нас двое, слышишь, Вацлав, четыре тысячи двести восемьдесят пять, восемьдесят шесть, вперед, не останавливаться, метр за метром, на транслятор, там радио, там не будет этой проклятой тишины, там люди.
Девяносто восемь, девяносто девять, триста. Хоть бы ты у меня на спине пошевельнулся, хоть бы закричал или застонал, хоть бы выругался. Да ведь я тебя все равно не слышу. Ты — бледный, бледный, как Луна, когда люди смотрят на нее с Земли. А здесь все сине, серо и грязно. Луна белая. Неподвижная и мертвая. Ну, пошевельнись, Вацлав, что тебе стоит?! Мы же с тобой вместе, мы живы, ты должен выдержать, я тоже выдержу. . . триста двадцать девять, тридцать, тридцать один.
Мы вместе, Вацлав, и совсем одни.
[...]
Иоргенсен шел. Земля оставалась по левую руку от него, его шатало, голова была почти на уровне колен. Он шел, больше не глядя в небо, на Землю, из последних сил тащил обессилевшего друга, было тихо, он шел."


Подвиг всегда привлекал мальчишек. Подвиг как высшее проявление духа. Раз есть в нём что-то, что привлекает даже не сфомировавшиеся умы, что находит в них отклик, то с самого начала в нас, в людях есть этот приёмник, которым надо лишь уметь пользоваться. Не дать ему сломаться, разрушиться под ударами повседневности. Потому что без него невозможны большие дела, поднимающие нас всех вверх.
"Закиньте голову и посмотрите на небо! Темный луг, густо усеянный таинственными, мягко мерцающими цветами.
Много тысячелетий прошло с той поры, когда облаченные в звериные шкуры мы с полыхающими факелами вышли из каменных пещер. Мы шли сквозь тьму и невежество. Сквозь братоубийственные войны. Утопая в крови. Глаза нам закрывал туман звериных инстинктов наших предков. Но теперь мы свободны! И прекрасна наша Земля.
Мы — люди. Рождаемся и умираем.
Живем меж звезд и протягиваем к ним руки. Идем к ним! Проникаем в бесконечные дали, в бескрайние дали Вселенной. И ищем в них братьев.
МЫ — ЧЕЛОВЕЧЕСТВО!"




  • 1
здОрово!
человечество штурмует космос на всех фронтах, включая детскую литературу

Помню эту книжку. замечательная!Сейчас не хватает такого рода литературы и фильмов.

Можно составить библиотечку: книги, которые меня потрясли в детстве. Это тема для целой серии статей.

Думаю Украина будет пробовать закрыть Луну если там появятся русские.Придумают зонды и закроют.

Мне такие картинки до сих пор нравятся намного больше, чем реалистичные изображения из фотошопов/корелов.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account